Рубрики
Главная
Сны и сновидения
Мифы
Гадания
О любви и отношениях
Сонник
Толкование снов
Образы наших сновидений
    Каждый человек знает, что сны отражают наше подсознание, поэтому способны поведать нам о глубинных переживаниях, проблемах и конфликтах. В этой статье представим некоторые распространенные образы сновидений, которые имеют психологическую интерпретацию.
Сонник культурного человека
    Казалось бы, так легко истолковать сновидение, но на самом деле – это не такое простое занятие. Что же необходимо для правильной интерпретации, увиденного во сне? Сон – это совокупность тех или иных образов и действий, но для его толкования нужно выделить только самые яркие и запоминающиеся события.


О любви и отношениях

Изм. личн. Верить и делать 2ч.



       Рик, невысокий плотный человек, одет в бутсы и ярко-пурпурную рубаху. Он говорит с явным раздражением.
      - Эх... как держать эту дрянь? Так? Вы меня слышите? Я... приехал из Эль-Пасо, Техас, на этот тренинг, и будь я проклят, если я понимаю, что происходит. Вы, ребята, порете такую чушь, я ничего подобного не слыхал. Что за чертовщина - все эти уровни переживания и уровни уверенности? Что это за чертовщина - не знать, как ходить? Как я понимаю, во всем, что тут говорили, столько же смысла, как в твоих словах. Хотя и немного. Как я понимаю, верить во что-нибудь, или думать о чем-нибудь, или делать что-нибудь лучше, чем сидеть здесь, глазеть по сторонам и ждать какого-нибудь дурацкого "ага"!
      {Смех и аплодисменты)
       - Я понял, Рик, - говорит тренер, - мы говорили об уровнях уверенности, верно?
       - Будь я проклят, если понимаю, о чем ты говорил.
       - Что ты делаешь?
       - Я развожу скот. У меня тысяча голов лучшего в Западном Техасе крупного рогатого скота.
       - Отлично. Давай предположим, что я верю, что разведение скота на убой нормально.
       - Мне наплевать, что ты думаешь.
      - Я сказал: предположим, что я верю. Следующим уровнем уверенности будет то, что разводить скот - плохо.
       - Мне все равно насрать.
       - Правильно. Поэтому я и собираюсь написать губернатору Техаса донос на тебя.
       - Желаю удачи, - говорит Рик с ухмылкой, - губернатор Техаса бьет за неделю больше скота, чем я за год. (Смех.)
       - Я чувствую, что убивать скот - жестоко.
       - Чувствуй, что хочешь.
       - Теперь, Рик, что будет, если я перестану верить, думать, делать и чувствовать и просто приеду к тебе на ранчо посмотреть?
       - У тебя появляется здравый смысл.
       - Правильно. А теперь посмотри на диаграмму уровней уверенности.
       Рик глядит на левую доску, на которой обозначены уровни уверенности: "верить", "думать", "делать" и "чувствовать" под горизонтальной линией и "наблюдение", "реализация", "уверенность в не-знании" и "естественное знание" - над ней. Список аналогичен написанной на другой доске диаграмме уровней переживания.
       - Да, я вижу.
      - Вот о чем она говорит. Чем выше мы поднимаемся по шкале, тем надежнее наше знание. Высший уровень уверенности - это естественное знание. Так, Джед знает, как ходить, а Таня - как петь. И ты видишь, - что низшая форма уверенности лежит в сфере веры.
       - Наверное, зависит от веры?
       - НЕТ, жопа, ВСЕ верования - это наименее надежная форма знания. Вера представляет собой неуверенность. Люди верят в Бога, так как не имеют реальных сведений о нем. Где есть естественное знание Бога, нет нужды в вере. Высшая форма уверенности - это когда ты знаешь что-то настолько естественно, определенно, что не можешь описать словами.
       - Да, я понял, - говорит Рик, - поэтому мне и казалось, что все эти разговоры - один навоз.
       - Это навоз. Все, что я говорю, - навоз. Я ведь несколько раз предупреждал, не так ли?
       - Ну да?
       - Я говорил, что не верю ни одному своему слову.
       - Зачем же тогда говоришь?
       - Зачем ты перекачиваешь грязную воду из пруда в стойло?
       - Чтобы вычистить говно.
       - Понял теперь? Поэтому я и лью на вас слова, жопы.
       - Хорошо, сейчас мы устроим процесс, а после этого будет перерыв.
       {Волна стонов и отдельные аплодисменты.)

       - Сперва я расскажу, как делать процесс, а после этого вы его сделаете. Я хочу, чтобы вы слушали внимательно, НО, НЕ НАЧИНАЙТЕ, ЖОПЫ, НИЧЕГО ДЕЛАТЬ. Понятно? Хорошо. Сначала я дам инструкцию снять очки и контактные линзы, положить все предметы на пол и сесть поудобнее, не перекрещивая рук и ног. Я попрошу положить руки на бедра и закрыть глаза. Потом я дам инструкцию "войти в свое пространство", что значит просто спокойно быть в своем уме, что бы это ни значило. Потом я скажу: "Поместите пространство в пальцах левой ноги", - и, дав достаточное время, чтобы поместить пространство в пальцах левой ноги, я поблагодарю вас, сказав "прекрасно", "хорошо" или "спасибо". Потом я попрошу "поместить пространство в левой лодыжке".
        Через пять или шесть секунд я скажу: "Хорошо, поместите пространство в левом колене". Такие инструкции и поощрения будут продолжаться до тех пор, пока вы не поместите пространство во всех частях вашего тела, в обеих ногах, корпусе, голове, обеих руках и плечах. Я так же попрошу вас отмечать любые напряжения между глаз, в челюстях, на языке...
       Еще минут пятнадцать тренер во всех деталях описывает процесс и отвечает на вопросы. Напряжение в зале начинает спадать. Люди потягиваются, зевают, потирают глаза и разминают запястья. Некоторые начинают шептаться.

 

       - Эй! - кричит тренер. - Здесь нельзя разговаривать. Понятно? Заткнитесь! - и он продолжает объяснять.
       Наконец процесс начинается.
       Мы сидим спокойно, глаза закрыты.
     - Я хочу, чтобы вы поместили пространство в пальцах левой ноги... Хорошо... Поместите пространство в левой лодыжке... Прекрасно... Поместите пространство в костях левой стопы... Прекрасно... теперь поместите пространство в пальцах правой ноги... Прекрасно... Поместите пространство в костях правой стопы... Хорошо... Теперь поместите пространство в правой лодыжке... Хорошо... Поместите пространство в левое колено... Прекрасно... Поместите пространство в левую берцовую кость... прекрасно... теперь поместите пространство в правой голени... Хорошо... Поместите пространство в правую берцовую кость... Хорошо... Поместите пространство в правое колено...
       Эффект громкого голоса тренера сначала отнюдь не расслабляющий, но, поскольку большинство учеников утомлены энергичными препирательствами с Доном, повторяющиеся инструкции и поощрения скоро оказывают гипнотическое действие. Ученики, каждый по своему, погружаются в менее сознательное состояние. Раньше, чем через десять минут, когда тренер помещает пространство только в левое колено, раздается тихий женский плач. Когда тренер добирается до диафрагмы и дает инструкцию следить за вдохами-выдохами, слышатся другие всхлипывания, погромче. Позднее - ритмичный храп. Процесс идет, и в течение двадцати пяти минут тренер по-прежнему громким и интенсивным голосом помещает пространство и расслабляет мышцы на лбу, челюстях и языке. Женщина, которая плакала, перестает плакать, но всхлипывания другой все еще слышны. Мужской храп накатывается и откатывается, как океанский прибой.
 
      После того как все тело исследовано, мышцы лица полностью расслаблены, ученики делают три глубоких вдоха и РАССЛА... А...А...А... БЛЯЮТСЯ на выдохе, тренер начинает читать длинную поэму в прозе - долгую декларацию самоутверждения, приятия жизни и расширения возможностей личности.
       У меня все хорошо
       У меня всегда все было хорошо
       Я могу сделать все, что хочу
       Я могу быть всем, чем хочу
       Если это не причинит вреда другим
       Мне будет хорошо Я люблю и меня любят
       Я осознаю и принимаю это
       Я стремлюсь, и я достигну высшей Степени сознательности
       Это правильно ...

        Чтение продолжается минут пять. Когда процесс завершается, тренер просит нас воссоздать в уме зал и медленно возвращает нас к реальности. Когда мы открываем глаза, на платформе стоит Ричард. Он механически описывает расположение трех туалетов, хотя большинство из нас, несомненно, отыскало бы их, даже если бы они были тщательно замаскированы. В перерыве нельзя есть, и все ученики должны быть на своих местах ровно через тридцать минут. К своему изумлению мы обнару¬живаем, что сейчас 16.05, то есть мы провели с тренером почти восемь часов! Неудивительно, что зады болят!


       - Шарлотта? Встань, - говорит тренер после перерыва. Шарлотта, очень молодая блондинка в джинсах и блузке, встает.
       - Вот что со мной случилось во время этого процесса, - оживленно говорит она, - я вся расслабилась, совершенно отпустила себя, это было грандиозно. Когда ты вернул нас обратно, зал показался таким красивым! Я имею в виду ковер. Цвет ковра был просто потрясающим.
Как будто поле травы, если ты понимаешь, что я имею в виду. Мне очень понравилось.
       - Спасибо, Шарлотта (аплодисменты). Майк.
       - Я говорю в первый раз,   произносит Майк глубоким голосом, - во время этого процесса со мной ничего не случилось. Напрасно потерянное время.
      - Спасибо, Майк.
       - Можно задать вопрос?
      - Чуть позже.
       - Хорошо.
       - Спасибо. (Аплодисменты.) Том?
      Том - молодой человек, который ранее назвал тренера высокомерным мерзавцем.
       - Было интересно, - говорит он, - я много занимался медитацией и должен признать, что все эти "перемещения пространства" привели меня в такое состояние, которого я обычно достигаю не раньше, чем через час глубоких дыхательных упражнений. Я просто удивлен. Было хорошо.
       - Спасибо. (Аплодисменты.) Дженифер? Возьми микрофон.
       Дженифер, полная женщина лет сорока с утомленным выражением лица.


      - Знаете, это я плакала. Я не знаю почему. Я делала все, как ты говорил, и когда мы дошли до живота, и ты сказал "поместите пространство в животе", я внезапно заплакала. Это было смешно. Я понятия не имею, почему я плакала.
       - Все в порядке, Дженифер, - говорит Дон, - выполняй инструкции и бери, что получишь. Ты сопротивлялась плачу?
       - Нет. Это даже странно. Это был очень спокойный плач. Как будто ты нажал какую-то кнопку у меня на животе, и открылся какой-то кран. Это было странно.
       - Спасибо, Дженифер. (Аплодисменты.) Тим? Возьми микрофон.


       Тим, маленький лысоватый человечек в очках, говорит напряженным дрожащим голосом.
       - У... сперва я хочу сказать, что мне страшно говорить. Я, - он прочищает горло, - испуганный говнюк (рассеянные аплодисменть!). Но, что касается процесса... как только ты сказал "войти в свое пространство", даже до того, как надо было поместить пространство в левой ноге, то есть в самом начале процесса, я почувствовал панику. Меня все время трясло. Я не поместил ни одного пространства... Я все время пытался взять себя в руки. Я ничего не боялся целый день. Это черт знает что! Я еле держу микрофон.


       - Все в порядке, Тим. Позднее, сегодня и завтра, мы будем говорить о том, что делать с такими вещами. Ты научишься смотреть на свой страх, и он исчезнет. Но, не хватайся сейчас за этот спасательный круг. Оставайся со своим переживанием. Я не думаю, что ты должен понять это прямо сейчас. Сейчас просто будь со своим страхом, наблюдай его, не борись с ним. Хорошо? Спасибо, что поделился. (Аплодисменты) Катя?
       - Со мной ничего особенного не случилось, - говорит Катя, высокая стриженая женщина, - но я хочу рассказать, что где-то в конце процесса со мной было переживание "ага!", - она улыбается, и некоторые смеются. - Это было во время помещения пространства в правую ягодицу, которая все время чертовски болела. Это самое яркое переживание за весь день. Я прикоснулась к своему телу и, действительно, прикоснулась к жизни.
       - Спасибо, Катя. {Аплодисменты.) Дэвид?


       - Я хочу знать, в чем цель процесса.
       - Ни в чем, - спокойно отвечает Дон, - это просто часть тренинга.
        - Я имею в виду, должны ли мы были увидеть свет? Или расплакаться? Или просто немного отдохнуть?
       - Вы должны были следовать инструкции и взять, что получите. Что ты получил, Дэвид?


       - Я ничего не получил, - говорит Дэвид, хмурясь, - но я, конечно, и не следовал инструкциям. Я все время думал, зачем мы это делаем, и еще думал о том, что хорошо бы поесть.
       - Вот это ты и получил, Дэвид. Я понял, что ты понял, что ты не следовал инструкциям, думая, зачем нужен процесс, и мечтал о еде. Если ты хочешь прожить остаток своей жизни в уме, то давай, но если ты хочешь нечто пережить, то я предлагаю тебе начать с выполнения инструкций. Спасибо. {Аплодисменты.) Салли?
       Обмен переживаниями продолжается. Очень странно видеть спокойную откровенность, с которой люди делятся своими переживаниями, так не похожую на столкновения с тренером до процесса и перерыва. Дон ли изменился или, может быть, мы?


       - Вы прекрасны, - говорит Дон примерно через час, - однако существуют барьеры, не дающие вам переживать и выражать свое совершенство. Это первое положение.
       Второе положение касается этих же барьеров. Понижение простое - сопротивление ведет к усугублению. Если вы пытаетесь чему-то сопротивляться или что-то изменить - оно только крепнет. Единственный способ от чего-то избавиться - это позволить ему быть. Это не означает игнорировать. Игнорирование - это форма сопротивления. Игнорирование тревоги или злобы - тот способ, которым жопы пытаются от них избавиться. Позволить Чему-то быть - значит наблюдать это, прикасаться к этому, не делать усилий это изменить.
       Третьему положению вы никогда не поверите, но мы и не хотим, чтобы вы верили. Положение такое - при воспроизведении переживания переживание исчезает. При полном воспроизведении оно исчезает. Дженифер? Встань.
       - Ты говоришь, что попытка что-либо изменить усугубляет это. Но мне казалось, что люди должны контролировать   свои   эмоции.   Разве   это   не   означает сопротивление?
       - ДА! И ТЫ прекрасно знаешь, что это не работает. Весь мир веками пытается изменить вещи, и что? Сколько войн начиналось, чтобы положить конец войнам?
       - Но, если попытки контролировать вещи не работают, - медленно говорит Дженифер, - то почему же люди продолжают их делать?
       - ПОТОМУ что люди - жопы! - кричит тренер в лицо Дженифер. - Я знаю, что это звучит парадоксально, но попытки контролировать или изменять абсолютно гарантируют усугубление. Если ты злишься и начинаешь злиться на свою злость, твоя злость усугубится. Если ты чувствуешь напряжение и пытаешься расслабиться, то будешь оставаться напряженным. Если у тебя болит го-
лова и ты пытаешься избавиться от боли, голова будет болеть столько, сколько ты будешь продолжать эти попытки. Спасибо, Дженифер. {Аплодисменты.)




Страницы: 1 2 3